Курская область: Производители и переработчики – партнеры ли?

Производители и переработчики – партнеры ли? - статья Курской Правды:

Многие сельхозпроизводители сегодня с грустью и тревогой говорят о том, что на будущий год вынуждены будут сократить посевные площади под свеклу, поскольку сталкиваются с большими проблемами при реализации ее на сахарные заводы: необоснованно занижаются вес и дигестия, завышается процент загрязненности корней. В итоге расчет на хорошую прибыль от продажи свекловичного сырья не оправдывается. Да и просто жаль выращенной продукции, которая из-за того, что переработчики ее согласно выработанному ими графику «принимают понемногу», подолгу лежит на полях и, подверженная неблагоприятным погодным условиям, теряет свои качества.

Словом, не складываются с партнерами такие отношения, как того хотелось бы. В то же время в некоторых районах руководители сельхозпредприятий и фермерских хозяйств рассказывают, что они отказались сотрудничать с прежними своими партнерами-переработчиками и перешли на рыльское ООО «Промсахар», поскольку здесь «расчет с сельхозпроизводителями ведут гораздо честнее». Поэтому именно с исполнительным директором «Промсахара» Дмитрием Григорьевым мы решили поговорить о работе предприятия, о сотрудничестве с партнерами и о перспективе сахарного завода.

– Дмитрий Анатольевич, перерабатывающее предприятие, которым вы сегодня руководите, имеет более чем столетнюю историю…

– Благодатенский сахарный завод (так он изначально назывался) был построен в 1899 году. Во время Великой Отечественной войны предприятие, по сути, уничтожили немцы. Восстановлено оно в 1952 году. Вот с этого времени мы и ведем отсчет нынешнего сахарного завода. Изначально, по сегодняшним меркам, он был маленьким: все заводы меряются по объему перерабатываемой свеклы в сутки. Это общепринятый отраслевой норматив. Так вот, этот завод был рассчитан на 1800 тонн. Постепенно его реконструировали, и к 2008 году завод перерабатывал в сутки 2500 тонн.

– И вы тоже проводили здесь модернизацию…

– Завод неоднократно модернизировался «постанционно»: в целом предприятие – это цепочка последовательно соединенных станций, реконструкция одной из которых не дает значимого эффекта. Поэтому реконструируем постепенно несколько станций сразу. На сегодняшний день мы стабильно перерабатываем 3 тысячи тонн свеклы в сутки. Это не самый высокий показатель, и, как следствие, экономика нашего предприятия подвержена риску ухода в отрицательную область в случае резких колебаний цены. Вывод прост: чем больше перерабатываешь, тем сильнее экономика.

– Следовательно, нужно увеличивать мощность предприятия?

– Собственно, все крупные производители и в России, и за рубежом идут по пути увеличения производственных мощностей. Мы – не исключение. Пока модернизируем наш завод все так же «постанционно», но с прицелом на то, что уже в ближайшее время после очередной реконструкции производственные мощности увеличатся вдвое.

– То есть в сутки будете перерабатывать 6 тысяч тонн свекловичного сырья?

– Да.

– И сколько же времени на это потребуется?

– Это непростой скачок. Важно правильно и удачно выбрать технический и технологический режим. Потребуется два года, как минимум.

– И при этом речь, вероятно, идет о современном оборудовании и квалифицированных специалистах?

– У нас и сегодня работают специалисты с большим опытом. Но их, к сожалению, становится все меньше: люди стареют, уходят на пенсию.

– А молодежь?

– В том-то и проблема, что она сегодня идет на завод без особого рвения.

– Почему? Может быть, не устраивает зарплата?

– Дело не в зарплате, а в уровне самого предприятия: насколько оно современное, приятно ли здесь работать. Сравним два момента. Первый: одно дело работать на предприятии с оборудованием, которому лет больше, чем тебе, оно постоянно ломается и требует ремонта. И совсем другое дело – работа на современном автоматизированном предприятии с оборудованием, работающим в автоматическом режиме, а ты только следишь за этим и вмешиваешься в случае каких-то нештатных ситуаций. Но здесь важно понимать, что специальности, которые появятся на новом заводе, будут отличаться от тех, что мы имеем сегодня. И нужны будут кадры с высшим техническим образованием, с отличными знаниями в области информатики.

– Насколько большие средства вкладываются в модернизацию завода?

– Ежегодно на обновление оборудования, подготовку к сезону (я сейчас не беру во внимание инвестиционные затраты) тратится не менее 100 миллионов рублей.

– Так, может быть, есть смысл построить новый завод? В таком случае, вероятно, решился бы ряд проблем, исчезли существующие ныне трения между производителями и переработчиками.

– После распада Советского Союза и даже ранее, начиная с 1986 года, ни одного сахарного завода в стране не построено. Напротив: они либо закрывались, либо на них шли по пути модернизации.

Мы тесно сотрудничаем с крупными специализированными компаниями, причем не только российскими, которые являются мировыми лидерами по проектированию и модернизации сахарных заводов. Специалисты одной из них по своему проекту построили завод, перерабатывающий 11 тысяч тонн свеклы в сутки. Работают на нем 110 человек, из которых 100 – итээровцы и 10 – обслуживающий персонал. Мы перерабатываем 3 тысячи тонн, и у нас в сезон в штате 470 человек…

Вообще, построить коробку и оснастить ее оборудованием – не самая сложная вещь. Главное – высококвалифицированные кадры. Необходимо построить поселок, где люди будут жить, подключить инженерные коммуникации… Все это сложные и дорогостоящие вещи. Поэтому лучший вариант – все-таки реконструкция.

– Шесть тысяч тонн – это конечная цифра?

– На сегодня оптимальным вариантом по России считается мощность завода от 6 до 9 тысяч тонн свеклы в сутки. Что касается конкретно нашего предприятия, то, во-первых, многое будет зависеть от того, насколько компактно и эффективно мы сможем на существующей промышленной площадке смонтировать технологического оборудования и в связи с этим на какую мощность выйти, а во-вторых, весьма немаловажно, насколько мы будем обеспечены сырьем.

– Вы считаете, что может иметь место его дефицит?

– Разумеется. В этом году, например, стоит вопрос, не куда девать свеклу, а где ее взять для того, чтобы произвести как можно больше сахара.

– Разве? В целом ряде районов сельхозпроизводители как раз опасаются, что не смогут вовремя вывезти свеклу на перерабатывающие предприятия, и «она пропадет на поле».

– Пусть везут к нам!

– Серьезно?

– Вполне. Мы уже приняли 30 тысяч тонн сторонней свеклы. И еще 30-50 тысяч тонн примем запросто.

– Вы принимаете в сутки столько, сколько перерабатываете?

– Нет, принимаем мы больше: 5 тысяч тонн.

– Мы видели сегодня, что у вас там запас приличный…

– Более 40 тысяч тонн. И, слава богу, погода сейчас позволяет запасать свеклу. При высоких температурах в больших буртах она начинает портиться. Поэтому и существует опасность создания больших запасов в ранний осенний период. Мы сознательно пошли на риск.

– И он оправдан?

– К счастью, да. Вспомните, что в прошлом году с погодой творилось. Не все наши коллеги смогли принять выращенный сельхозпроизводителями урожай. Но на рыльских полях свеклы не осталось – мы приняли всю. Создавая ее максимальный запас на своих площадках в этом году, мы, с одной стороны, шли на риск, а с другой – его минимизировали: не за горами ноябрь, в погодных условиях которого свеклу гораздо труднее будет и выкопать, и вывезти.

– Вы принимаете в основном свеклу агрофирмы «Рыльской»?

– Не секрет, что любому перерабатывающему предприятию проще работать с одним поставщиком сырья. Но мы принимаем свеклу всех рыльских производителей. Есть у нас несколько партнеров во Льговском, Кореневском, Беловском районах.

– Рассчитываетесь с ними вовремя?

– Абсолютно! Вовремя и честно. Что они привезли, то и ставим, ничего не занижая. Расчеты не задерживаем. Словом, находим общий язык. По крайней мере, я не припомню случая, чтобы кто-то ушел от нас с обидой. Лишний раз хочу заострить внимание на том, что в Рыльском районе не было такого, чтобы свекла лежала на полях и ее не приняли на переработку. В прошлом году у нас на заводе сезон длился 173 дня! Мы закончили его в начале февраля, переработав 485 тысяч тонн свеклы.

– В этом году такие же планы?

– Надеемся, что переработаем свеклы тоже около 500 тысяч тонн, хотя все будет зависеть от урожайности.

– Если дальнейшая модернизация завода позволит перерабатывать до 6 тысяч тонн сырья в сутки, то, вероятно, сельхозпроизводители смогут с оптимизмом отнестись к увеличению посевов сахарной свеклы на своих полях?

– В принципе, да. Но тут нельзя исключать из поля зрения соблюдение севооборота. Сельхозпроизводители в разные годы засевают свеклой то большую, то меньшую площадь. В последнем случае особенно важно, чтобы не упала урожайность и не снизились объемы поставляемого сырья.

– Дмитрий Анатольевич, все-таки какие конкретные планы у вас на ближайшую перспективу?

– Нам очень важно увеличить объемы газа. Пока мощность завода была менее трех тысяч тонн, его хватало. Теперь его нужно больше. Газораспределительная станция в Рыльске перегружена и требует реконструкции – только в этом случае газа будет хватать и для населенных пунктов, которые пока еще не газифицированы, и для предприятий. И мы тогда модернизацию сможем проводить спокойно. Вопрос о реконструкции станции обсуждался долго, но руководители области, района и нашей компании смогли решить эту проблему, договорившись с руководством «Газпрома», которое на основании исследований специальной комиссии приняло решение о модернизации ГРС к концу 2019 года. «Промсахар» тоже активно участвовал в обосновании инвестиций. Должен сказать, мы постоянно поддерживаем развитие социальной сферы в Рыльском районе.

– Когда мощности завода будут увеличены в два раза, вы, в принципе, сможете переработать всю свеклу в ноябре, и тогда проблемы, которые волнуют сегодня и сельхозпроизводителей, и переработчиков, просто отпадут?

– В этом смысл больших заводов. Чем больше ты перерабатываешь, тем короче у тебя сезон и тем лучше экономика. Более того: когда газа будет достаточно, мы наконец сможем решить проблему реализации жома, которого каждый год набирается до 90 тысяч тонн. Раньше его вывозили на поля сельхозпредприятий как органическое удобрение. Теперь пришли к выводу, что использование его в таком качестве не годится. Прежде руководители хозяйств охотно брали жом на корм животным, теперь поголовье КРС не такое большое.

– И каков же выход?

– Он есть. Будет газ – установим сушилку.

– Сухой жом востребован?

– Конечно. Он используется даже в пищевой промышленности. Но главное – долго хранится.

– Несмотря на все имеющиеся на сегодняшний день сложности, «Промсахар» работает с прибылью?

– Да. Даже в прошлом году, когда были очень тяжелые моменты, мы все равно получили прибыль. И с сельхозпроизводителями мы всегда рассчитываемся строго по тем периодам, о которых договорились.

– То есть у вас с ними партнерские отношения?

– Вне всякого сомнения.

Комментарии

"Сам себя не похвалишь, никто не похвалит". 

Даже крупные сельхозпроизводители рядом с Мелеузовским сахарным заводом не сеют свеклу. Замудохались плясать под их дудку. Заводу конечно выгодно поменьше работать ,дешевле свеклу купить,а сахар подороже продать, да и желающих на заводе  работать за копейки мало,по деревням собирают людей. Сахар такой дорогой ,что его могут позволить себе купить только нищие наши граждане. Даже при таких минимальных затратах ,такую маржу себе накручивают ,что даже при этом не могут спихнуть за границу.  Закрыли сырец , дешевый сахар не завозить, идеальные условия для сговорняка  и монополии владельцам заводов.

Про Мелеузовский завод точно подмечено, своими же руками убили "ближнюю" свеклу. Ни кто не хочет сеять свеклу только из-за монополистского отношения завода к сельхозпроизводителям.

Новости

Аналитика и интересное о сахаре