Уход от семенной зависимости: каковы перспективы импортозамещения в российском семеноводстве

Статья журнала Агроинвестор - Уход от семенной зависимости: каковы перспективы импортозамещения в российском семеноводстве.

Развитие собственного семенного фонда — это вопрос продовольственной безопасности, заявил недавно министр сельского хозяйства Александр Ткачев. Зависимость российского агрорынка от иностранных поставщиков семянсоздает риски для устойчивого увеличения объемов производства продуктов питания, уверен он.

Зерновыми обеспечиваем себя сами

В июле 2016 года президент Владимир Путин подписал указ, в котором среди мер развития АПК и снижения технологических рисков в продовольственной сфере до 2026 года названо производство оригинальных и элитных семян сельскохозяйственных растений. Детально эти меры должны быть прописаны в федеральной научно-технической программе развития сельского хозяйства на 2017−2025 годы, подготовка которой поручена правительству. В середине января она еще не была обнародована. По данным Минсельхоза, доля используемых импортных семян составляет от 20% до 80%, но при всех существующих сложностях уже есть позитивные сдвиги. Господдержка должна помочь решить проблему обеспечения сельхозпроизводителей отечественными семенами и гибридами уже в ближайшее десятилетие, рассчитывают чиновники. Министерство планирует, что к 2026 году производство оригинальных и элитных семян отечественной селекции по наиболее зависимым от импорта агрокультурам будет обеспечено на уровне не менее 75%.

По состоянию на декабрь 2016 года в Госреестре селекционных достижений, допущенных к использованию, был 17841 сорт различных агрокультур. По словам директора ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса Владимира Косолапова, 73% этого объема — российские разработки. Доля высеваемых семян, созданных отечественными селекционерами, по большинству агрокультур превышает 70−80%, а по рису, гречихе и просу достигает 100%. «Причем речь идет о сортах, созданных в последние годы, а не о наработках советского времени, — подчеркивает ученый. — Доля сортов озимой пшеницы, ячменя, яровой пшеницы и овса иностранной селекции составляет всего 0,9−1,5%».

Однако если с созданием новых сортов дела обстоят хорошо, то с гибридами намного хуже. Больше всего зарубежных гибридов по сахарной свекле — 93,3%. Лучше ситуация с соей, кукурузой и подсолнечником, но доля импорта все равно велика (см. график на стр. ХХ). «У нас созданы замечательные сорта и гибриды всех этих агрокультур, но по разным причинам, например из-за более успешной маркетинговой политики западных фирм, их продукция пользуется большей популярностью», — признает Косолапов.

Преимущества и недостатки

У отечественных сортов и гибридов есть свои преимущества. «Селекционеры создают сорт или гибрид не только для конкретных условий окружающей среды, но даже под требования отдельных хозяйств», — утверждает Косолапов. На устойчивость к природно-климатическим условиям как одно из основных достоинств наших сортов и гибридов указывает гендиректор российского отделения канадской компании «Семанс Прогрейн» (реализует семена сои) Олег Карпов. Кроме того, отечественные семена могут быть до двух раз дешевле иностранных. Например, если стоимость семян сои российской селекции может составлять 40 тыс. руб./т, то первая репродукция зарубежных — уже свыше 80 тыс. руб./т.

По другим агрокультурам, например подсолнечнику, разница в цене может быть и более высокой. По оценке заведующего отделом подсолнечника ВНИИ масличных культур (ВНИИМК) им. В. С. Пустовойта Якова Демурина, импортные семена этой агрокультуры могут быть в три-четыре раза дороже отечественных. «Сельхозпроизводители прилично переплачивают, а миллиардная прибыль от продажи семян уходит за границу, — сетует он. — К тому же в России далеко не во всех зонах обеспечивается высокая культура земледелия, хороший агрофон, поэтому дорогие семена могут себя не окупать. Если средняя урожайность 15 ц/га, то зачем брать дорогие семена, когда можно получить 30 ц/га на отечественных сортах и гибридах».

Правда, генетическая чистота импортных семян лучше, признает Демурин. Если говорить о подсолнечнике, то иностранные компании ведут семеноводство в более благоприятных условиях, там, где нет избыточных товарных посевов. «В России таких зон уже практически не осталось, поэтому очень трудно выращивать материал, чистый по генетическим показателям», — поясняет эксперт.

По мнению замдиректора агрохолдинга «ИрАгро» (Северная Осетия — Алания, занимается селекцией и производством семян кукурузы) Заурбека Уртаева, еще один фактор, по которому зарубежные фирмы выигрывают у отечественных — маркетинговая политика. Первые активно занимаются продвижением товара, думают, как максимально удовлетворить потребности потребителей, придумывают различные способы повышения интереса — разнообразные варианты страховки при заморозках, полное сопровождение фермера от посева до уборки, консультации и т. д. Кроме того, они активнее выводят на рынок новые гибриды, например по кукурузе, обновляя их на еще более засухоустойчивые и лучше отдающие влажность уже через три-четыре года. Российские компании могут не менять один гибрид этой агрокультуры в течение 10 лет, знает руководитель. «Иностранные производители ежегодно тратят на науку сотни миллионов долларов, мы себе пока не можем такого позволить, — сожалеет он. — В этом причина того, что импортные гибриды по качеству часто опережают наши».

Критическая ситуация по сахарной свекле

Самой импортозависимой по семенам по-прежнему остается сахарная свекла. В 2016 году из 33 новых гибридов агрокультуры, включенных в Госреестр, только три выведены отечественными селекционерами. Гибрид Азимут был создан специалистами Первомайской селекционно-опытной станции сахарной свеклы (Краснодарский край). Он рекомендован для возделывания на Кубани, где его средняя урожайность составляет более 496 ц/га, содержание сахара находится на уровне 16,2%, а выход сахара превышает 80 ц/га. Гибрид Конкурс был создан Льговской опытно-селекционной станцией (Курская область). Он предназначен для выращивания в Центрально-Черноземном и Северо-Кавказском регионах. Для первого средняя урожайность оценивается в 421 ц/га, содержание сахара — в 18,2%, а его выход с гектара — в 74 ц. В Северо-Кавказском регионе урожайность достигает 466 ц/га, содержание сахара — 17,2%, выход — 84 ц/га. ВНИИ сахарной свеклы им. А. Л. Мазлумова (Воронежская область) зарегистрировал гибрид РМС 127. Его урожайность колеблется в пределах 324−720 ц/га, содержание сахара — от 18,3% до 22,4%, выход сахара — от 71 ц/га до 160,6 ц/га в зависимости от района возделывания.

Согласно оценке Россельхозцентра, ежегодная потребность российских аграриев в семенах сахарной свеклы составляет около 4 тыс. т, причем более 90% объема они закупают за рубежом. По словам доктора сельскохозяйственных наук, профессора, член-корреспондента РАСХН Анатолия Корниенко, сложившуюся ситуацию можно назвать критической. «Россия с конца XIX века полностью обеспечивала себя семенами этой агрокультуры, а сегодня практически полностью зависит от импорта», — акцентирует он. При этом страна зависима не только от семян, но и от иностранной техники и технологий, используемых при выращивании, уборке и переработке этой агрокультуры, добавляет ученый.

Косолапов считает, что российские гибриды сахарной свеклы по ряду показателей, например урожайности и сахаристости, не уступают импортным, а основная причина сложившейся ситуации с семенами — в технологии производства сахара, которая в советское время сильно отличалась от той, что использовали на Западе. «У нас замечательные гибриды свеклы, которые могут долго храниться, чтобы дать возможность заводам работать как можно дольше, — рассказывает он. — Импортные гибриды не лежат, свеклу нужно убирать и немедленно перерабатывать. Когда в России стали закупать иностранное оборудование для производства сахара, использовать зарубежные технологии, то, конечно, стали высевать и импортные гибриды».

По словам Корниенко, корнеплоды зарубежных гибридов уже через неделю после уборки начинают портиться. Поэтому заводы отказываются хранить свеклу у себя, в основном оставляя ее в хозяйствах. Кроме того, ввозимый семенной материал часто заражен различными инфекциями, обращает внимание эксперт. Например, ризоманией, которая вызывается вирусом некротического пожелтения жилок и является одной из самых опасных болезней этой агрокультуры. При этом импортируемые семена сейчас не отслеживают на наличие в них карантинных заболеваний, уверяет ученый.

Опрошенные «Агроинвестором» сельхозпроизводители, напротив, критикуют российские сорта и гибриды за невысокое качество, называя низкую цену почти единственным их достоинством. По словам Ерыженского, «Продимекс» ежегодно закладывает опыты с участием отечественных гибридов сахарной свеклы, на основании которых принимаются решения о рекомендации для включения в тендер. «Пока достойных альтернатив нет, — категоричен он. — Используем гибриды зарубежной селекции, подработанные в России».

Компания пробовала выращивать такие российские гибриды, как Финал, Смена, Каскад, РМС 60, РО 117, РМС 120, РМС 121. Для активного использования они оказались непригодны. «Корнеплоды не выровнены, всхожесть семян низкая, и в условиях производства плохая стрессоустойчивость», — комментирует результаты эксперимента Ерыженский. урожайность российских семян в среднем на 20−30% ниже, чем импортных, сахаристость на 10−15% меньше. При этом цена отечественных составляет 3,5−4 тыс. руб. за п. е., иностранных — 6−6,5 тыс. руб. При норме высева 1,3 п. е./га затраты при работе с российскими семенами составляют 4,5−5 тыс. руб. на гектар, с импортными — 7,8−8,5 тыс. руб. В целом при стоимости продукции в 2,5 тыс. руб./т и урожайности 370 ц/га выручка достигает 92,5 тыс. руб./га, подсчитывает топ-менеджер. При средней разнице в урожайности между российскими и импортными гибридами около 20% недополученная выручка будет около 18,5 тыс. руб./га.

«Агросила» тоже использует только импортные семена сахарной свеклы. «урожайность российских гибридов на испытательных участках уступает импортным на 30−60 ц/га. Кроме того, российские склонны к цветушности, то есть образованию на растении цветоносных побегов в первый, а не второй год жизни, что снижает качество сырья», — отмечает Хабибрахманов.

Российские ученые считают, что нынешняя сортовая политика в отношении сахарной свеклы должна меняться. Анатолий Корниенко уверен, что повышенное внимание селекционеров должно быть направлено не только на показатель урожайности, но и на качество получаемого сахара. Кроме того, современные сорта и гибриды должны обладать высокой экономической отзывчивостью на новые технологии, причем речь идет не о внесении дополнительных удобрений. «Наша лаборатория передает на сортоиспытание два новых гибрида — РМС 133 и РМС 134. Если все пойдет хорошо, то до покупателя они дойдут года через три-четыре, — делится эксперт. — Эти гибриды даже без удобрений дают 420−460 ц/га при сахаристости 16,7−17%. При этом они устойчивы к гербицидам и обеспечивают высокий потенциал в зоне достаточного увлажнения».

Нужна сильная господдержка

Эксперты и участники рынка по-разному оценивают перспективы скорого импортозамещения семян сои, подсолнечника, сахарной свеклы и кукурузы, но сходятся в одном: без активных мер господдержки поднять отрасль будет трудно. Карпов настроен пессимистично. «Создание новых сортов в нашей стране происходит по классической схеме без прогнозируемого результата, а на создание только одного сорта уходит около 10 лет, — говорит он. — Пока мы не подойдем к решению вопроса комплексно и системно, нам не догнать мировых лидеров». По его мнению, нужно в корне пересмотреть систему мотивации всех участников процесса: селекционеров, семеноводов, государственных испытательных станций, персонала. Необходимо обновить материально-техническую базу, а для ускорения процесса размножать семена в Южной Америке. Но начать нужно с эффективного менеджмента, уверен он.

Косолапов напоминает, что российские селекционеры, в отличие от производителей семян, финансово никак не поддерживаются государством. «Академические сельскохозяйственные институты не получают ни копейки, в госпрограмме не предусмотрена поддержка науки и создание новых сортов и семян, — отмечает он. — В то же время государство платит дотации зарубежным фирмам, которые занимаются производством семян на нашей земле».

Производителям семян компенсируют 20% затрат на агротехнологические работы, создание и модернизацию селекционно-семеноводческих центров. Если работа будет продолжена, то, по оценке Уртаева, импортные семена кукурузы можно будет полностью заместить к 2022−2025 годам. «Выведение одного гибрида кукурузы длится 7−10 лет при условии непрерывного финансирования и проведения научных работ», — уточняет он. Средний срок создания сорта подсолнечника — тоже примерно 10 лет, из которых, по словам Демурина, не менее четырех лет уходит на испытания. «Минимум два года гибрид или сорт испытывается в создавшем его учреждении, следующие два года испытания проводит госкомиссия, — рассказывает он. — Даже если быстро работать и использовать как минимум два поколения в год, то минимальный срок — семь лет». Однако при согласованной работе селекционных и семеноводческих хозяйств 100%-ное замещение импорта возможно провести за один-два года, заверяет эксперт.

В условиях практически полной зависимости свеклосахарной отрасли от поставок импортных семян о решении проблемы стали задумываться и сами сельхозпроизводители. «Продимекс» совместно с Федеральным агентством научных организаций (ФАНО) и Минсельхозом прорабатывает проект создания отечественных гибридов сахарной свеклы на условиях государственно-частного партнерства. «Результаты планируем увидеть через пять-шесть лет, — уточняет Ерыженский. — Параллельно мы участвуем в работе по испытанию и улучшению существующих отечественных гибридов».

Сейчас ФАНО готовит комплексную целевую программу «Научное обеспечение деятельности по созданию отечественного посевного фонда, средств защиты растений в целях производства российскими производителями конкурентоспособной сельскохозяйственной продукции, а также по созданию технологий производства (выращивания) и хранения такой продукции на 2016−2025 годы» по приоритетному направлению «Свекловодство». Однако программа до сих пор не готова, знает Анатолий Корниенко.

По оценке Анатолия Корниенко, российским свекловодам в общей сложности нужно 30−40 гибридов в год, тогда Россия смогла бы снизить зависимость от зарубежных семян примерно за три-четыре года. При этом отечественные селекционеры способны создавать столько гибридов сахарной свеклы, сколько необходимо. «Сегодня скорость их работы снижается только из-за недостаточной материально-технической базы и нищенской заработной платы, нам нужны молодые кадры, которым необходимо обеспечить хороший заработок», — говорит ученый. По его словам, исходный материал для создания новых гибридов и сортов сахарной свеклы в стране есть. Только лабораторией, где работает эксперт, собрано свыше 500 образцов, а в целом их намного больше. Для полноценной работы нужно финансирование и современная техника. «У нас есть сеялка, которую я сконструировал еще 50 лет назад, а необходимы новые посевные комплексы, которые никто даже не разрабатывает», — сетует он.

Еще одна проблема, на которую обязательно необходимо обратить внимание — это размножение семян. Корниенко говорит, что сегодня каждая фирма самостоятельно хочет заниматься селекцией, размножать и продавать семена, но это неверный подход. Наиболее целесообразным было бы создать специальный федеральный научный центр.

Новости

Аналитика и интересное о сахаре