Белоруссия: «Сахарное дело» набирает обороты. А мне что с того?

Материал TUT.by.

Эффектным разворотом в небе над Польшей белорусского самолета в конце января в Беларуси началось «сахарное дело», обещающее оказаться самым резонансным за многие годы. Шутка ли — за решеткой оказались и директора всех четырех сахарных заводов страны, и бывший высокопоставленный сотрудник МВД, и представители коммерческих структур. Для президента особенно обидно, что «мафия» обнаружилась в годами поддерживаемой государством отрасли. Для населения — что пока они платили заметно дороже соседей за ходовой в хозяйстве товар, кто-то заработал весьма приличные, судя по данным КГБ, деньги.

1. Кажется, не первый раз с нашим сахаром что-то происходит?

Определенно не первый. Громкие скандалы сопровождали сахарную промышленность еще с 90-х. Сперва это были попытки установить контроль над заводами и поставками сахара в Россию. В Беларуси быстро поняли выгодность производства сахара из импортного сырца (кубинского, бразильского тростника). Его в страну завозили многочисленные давальцы. Так Беларусь минимальными затратами получала недорогой продукт. Естественно, это не нравилось России. Местные производители наращивали производство сахарной свеклы, и мощное агролобби стремилось защитить свой рынок. Белорусский сахар из тростника Россия отказывалась считать белорусским, требуя платить ввозную таможенную пошлину.

Несмотря на это в течение 2000−2005 гг. объемы ввоза в Беларусь сырца росли. При этом Минск обещал тростниковый сахар продавать только на внутреннем рынке, а свекловичный — экспортировать в Россию. Впрочем, объем потребления сахара в Беларуси был меньше, чем производилось тростникового сахара, что вызывало претензии России, подозревающей Минск в нелегальных поставках. Это привело к двум расследованиям со стороны Минэкономразвития России (в 2004—2005 и 2005−2006 гг.) и к ужесточению экспорта всего белорусского сахара в виде растаможки только на одном таможенном пункте, пишет «Завтра твоей страны».

Интересно, что в этот же период были перебои с поставками сахара на внутренний рынок. Это стоило места руководителям концерна «Белгоспищепром», Белкоопсоюза и Минторга.

В 2017 году Россия и Беларусь и вовсе оказались на пороге сахарной войны. Тогдашний глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев, компания семьи которого является одним из крупнейших производителей сахара в России, обвинил белорусов в том, что «закупают из третьих стран без пошлины сахар-сырец и, выпуская на рынок этот сахар по бросовым ценам, рушат рынок российский, поэтому заводы имеют серьезные убытки». Убытки Москва оценивала в 0,5−1 млрд долларов в год.

2. Зачем вообще решили поддерживать сахарные заводы?

Сахарные заводы акционировали в 1996 году. Государство оставило у себя блокирующие пакеты, основными акционерами четырех белорусских сахарных заводов, Городейского, Слуцкого, Жабинковского и Скидельского, стали руководители и работники заводов, сельхозпредприятия и иностранные структуры.

Но состояние заводов было неважное, Лукашенко рассказывает, что они достались Беларуси в полуразрушенном состоянии.

В 2002 году завершается реконструкция Городейского сахарного комбината. Кредит на реконструкцию (9,5 млн евро, 85% от общей суммы) дает немецкий банк. Государственная помощь в виде кредита «Беларусбанка» и гарантий по немецкому кредиту стоит акционерам практически всего их пакета акций: Городейский комбинат первым в отрасли будет передан в руки государству, которое сейчас владеет 99,9% акций предприятия.

На реконструкцию остальных заводов нужно около 40 млн долларов. В обмен на льготные кредиты предприятия должны были передать государству крупные пакеты акций. Передача акций в руки государства без проблем прошла только на двух предприятиях — в Городее и Скиделе, где и до этого у государственных акционеров находился контрольный пакет, пишет «Завтра твоей страны». Акционеры заводов в Жабинке и Слуцке, где у государства пакеты поменьше (по 25,1%), сопротивлялись. На Жабинке, где два багамских акционера до последнего блокировали предложение правительства увеличить госдолю, в 2005 году была введена «золотая акция».

Последним перешел де-юре под контроль государства Слуцкий сахарорафинадный комбинат — в 2016 году. Транзит акций обошелся без громкого скандала.

3. И как, помогла предприятиям поддержка?

Финансовых результатов за 2019 год еще нет, но по итогам 2018 года три из четырех предприятий терпели убытки, несмотря на господдержку. Только Слуцкий сахарорафинадный комбинат сработал в плюс.

По данным телеканала «Беларусь 1», в прошлом году общий убыток сахарных заводов в Жабинке, Скиделе, Городее и Слуцке составил 200 млн рублей.

В сентябре 2019 года тогдашний глава концерна «Белгоспищепром» Александр Забелло уверял, что отечественные сахарные заводы работают рентабельно, но для развития отрасли необходимо предупреждать возможные риски.

4. Почему Лукашенко говорит, «такого не было»? У нас, кажется, и не такое было!

— Такого в Беларуси еще не было, — заявил Александр Лукашенко. — Что сделали эти дельцы — они создали в Москве «прокладку» — торговый дом. Обычная «прокладка». Поставили туда своих. С заводов по бросовым ценам продавали торговому дому в Москве белорусский сахар. Те, увеличив цену, продавали на рынке. Разницу взятками раздавали этим директорам заводов.

И хотя суммы взяток пока не озвучены, в КГБ говорят о «сотнях тысяч долларов». Но впечатляет то, что в схемах была задействована, судя по данным силовиков, вся отрасль — и все производители сахара, и созданная ими в 2006 году в России «Белорусская сахарная компания».

Кстати, по итогам 2018 года выручка Белорусской сахарной компании составила 9,8 млрд российских рублей, или более 155 млн долларов. По сравнению с 2016 и 2017 годами она выросла настолько, что позволила БСК войти в десятку крупнейших белорусских экспортеров в Россию. Впереди БСК в 2018 году были только дистрибуторы БЕЛАЗа, БМЗ, МАЗа и частных продовольственных холдингов — «Серволюкса» и «Савушкина продукта». 27 сотрудников БСК в 2018 году заработали 52 млн российских рублей (около 830 тыс. долларов) чистой прибыли против скромных 1,3 млн российских рублей в 2017 году.

5. А если по простому, что за схема была? Откаты что ли?

Пока силовики комментируют суть претензий к сахарникам скупо. Уголовные дела возбуждены по статьям 430 и 431 Уголовного кодекса — получение и дача взятки.

Генпрокурор Беларуси Александр Конюк заявил о «мошеннических схемах, которые заключаются между нашими руководителями предприятий и контрагентами, в основном российскими».

Представитель КГБ заявил о незаконном заработке на производстве упаковки для сахара.

Лукашенко обрисовал схему так:

— Мне доложили, что по дешевке продавали торговому дому этот сахар, а часть по какой-то там увеличенной цене возвращалась в Беларусь. Может быть, сахар даже не вывозили в Москву и обратно не завозили. А документы шли туда, переоформляли и здесь прямо с заводов на наш рынок поставляли этот сахар с маржой. А потом эту маржу делили на взятки.

Участники рынка говорят о том, что в условиях большого различия в уровне цен в России и в Беларуси (в 1,2−1,8 раза) самой денежной была в последнее время именно эта схема, когда белорусский сахар по документам уходил в Россию (то есть продавался дешево), а реально реализовывался в Беларуси (то есть дорого). Деньги на счета возвращались из расчета низких цен внешнего рынка, разница оставалась участникам схемы.

6. Почему российский сахар оказался настолько дешевле?

Основная причина снижения цен на сахар — превышение предложения над спросом: заводы модернизировали, а в России еще и случился несколько лет подряд большой урожай сахарной свеклы. Если к моменту формирования ЕАЭС на общем рынке был дефицит сахара порядка миллиона тонн, то сегодня профицит — от 700 тыс. тонн до миллиона тонн.

Цены стали падать. В июне 2019 года оптовые цены на сахар в России упали по сравнению с ноябрем 2018-го на 27,5%. По сравнению с 2016-м годом цены упали на 40%. Розничные цены на сахар тоже снижались, но медленнее.

Падение цен на сахар важно и для кондитерской отрасли. Российские эксперты отмечают, что в себестоимости сырья для некоторых кондитерских изделий доля сахара может достигать 40% на килограмм. В себестоимости уже готовой продукции она снижается до 10%. Но отрасль высококонкурентна, поэтому цифры это весьма серьезные.

Дешевеющий российский сахар хлынул в белорусские магазины. Наши заводы возмутились, мол, поставлено под угрозу их существование, а также благополучие жителей Городеи, Скиделя, Жабинки и Слуцка. Их поддержало аграрное лобби, которое продает свеклу на заводы. Власти, конечно же, подставили плечо и ввели госрегулирование цен. Меньше, чем за 1,5 рубля за килограмм, сахар на полках магазинов продавать нельзя. Стереотип о том, что белорусский сахар более сладкий, чем российский, сделал свое дело. Атака россиян была отбита.

7. «Сахарная мафия» — это кто?

Официально подтверждено, что директора четырех сахарных заводов сейчас находятся за решеткой. Фигурантами уголовного дела стали: Михаил Криштапович(Городейский комбинат), Виктор Миронов (Жабинковский сахарный завод), Николай Прудник (Слуцкий комбинат), Дмитрий Егоров (Скидельский завод).

За решеткой также глава Белорусской сахарной компании Дмитрий Кириллов.
и представитель российской коммерческой структуры Кононенко.

В КГБ также рассказали, что покровительствовал этой схеме бывший начальник 2-го управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК МВД) Владимир Тихиня. Он тоже задержан.

О том есть ли претензии, к примеру, к бывшим и нынешним должностным лицам «Белгоспищепрома», курирующего сахарную отрасль, пока не сообщается.

8. А вот чтобы сразу взяли и «крышу», это, кажется, что-то новенькое!

Ушедший в отставку два месяца назад полковник, начальник 2-го управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК МВД) Владимир Тихиня — не первый разоблаченный «оборотень в погонах». Например, в апреле 2019 года сотрудники КГБ задержали заместителя госсекретаря Совбеза Андрея Втюрина.

В «сахарной истории», помимо высокой должности Тихини и его репутации непримиримого борца с оргпреступностью, любопытно, что силовик стал первым задержанным по делу. По данным КГБ, он сообщал директорам заводов о проводимых в отношении них розыскных мероприятиях, давал советы по конспирации, учил зачищать следы, гарантировал им прекращение проверочных мероприятий и за это получал незаконное денежное вознаграждение. Последнее поручение для Тихини, по информации КГБ, — не допустить на пост директора «Белгоспищепрома» неугодного человека, при котором схема не могла бы существовать.

9. Так сахар подешевеет?

Хороший вопрос. Пока цена на сахар в Беларуси — регулируемая. В список социально значимых товаров, цены на которые может регулировать МАРТ, продукт включили еще в конце 2017 года. Срок регулирования — 90 дней в году, но в 2018 году его с согласия Евразийской экономической комиссии несколько раз продлевали — цены регулировали с 17 января до 31 декабря 2018 года. В это время розничная цена за килограмм не должна была опускаться ниже 1,5 рубля.

В результате цены на белорусский сахар снизились (до регулирования килограмм продавали и по 1,65 рубля), но российский сахар подорожал и исчез с полок. После отмены регулирования цены на российский сахар снова поползли вниз. Поэтому в октябре 2019 года МАРТ снова был вынужден вмешаться. Он ввел регулирование, которое продлится до 1 марта 2020 года.

Если регулирование отменят, цена с высокой вероятностью снизится.

10. У нас, вроде, все под контролем государства и силовиков. Как вообще такое стало возможно?

Сахарная история — очередное подтверждение того, что законы экономики сложно обмануть. Ценовой арбитраж — классика и азбука спекуляций — извлечение прибыли из разницы цен на товар на разных рынках. Обычно рынок быстро выравнивает цены, и возить колбасу в Смоленск или бензин в Литву становится нецелесообразно.

Есть товары, вроде алкоголя и табачных изделий, цены на которые регулируют все государства, сознательно стремясь повлиять на спрос (в случае с водкой и сигаретами большинство стран стремится ограничить потребление). Потому и их перемещение через границы нормируется и контролируется. А вот с сахаром, товаром повседневного спроса и массового потребления, законы конкуренции могут и должны работать. А производители, тем более если все они государственные, должны оптимизировать издержки, чтобы не проиграть российскому производителю.

Их, кстати, предлагали объединить в холдинг, чтобы снизить издержки на содержание руководящего персонала. Но идея с оптимизацией не нашла поддержки у некоторых ведомств и местных властей. Эксперты предупреждают, если мы хотим вступить в ВТО, то придется реформировать меры господдержки и отказаться от ряда излишеств. Тем более, многие поблажки, как выясняется, не впрок.
Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/671756.html

Новости

Аналитика и интересное о сахаре