Украина: Биоэтанол как спасательный круг для сахарной отрасли

Биоэтанол как спасательный круг для сахарной отрасли - пресс-релиз Гнидавского сахарного завода.

Свеклосахарная отрасль Украины подводит итоги производственного сезона 2017 года. По сравнению с предыдущим его можно назвать успешным. Собрано 13,66 млн т сахарной свеклы, произведено 2,008 млн т сладкого продукта. Масштабные планы по постепенному увеличению своих мощностей в течение ближайших лет вынашивает «Ukrainian Sugar Company».

Если вывести средний показатель спадов и рывков в растениеводческом цехе отрасли в течение последних семи лет, то можно предположить, что посевные площади под сахарную свеклу в этом сезоне могут расшириться на 30-60 тыс. га, а при особо благоприятных обстоятельствах и на 100 тыс. га и составят соответственно 320 -390 тыс га.

Дорогой сахар - только в мышеловке.

Однако хотелось бы предостеречь сахаропроизводителей от безрассудства и не бросаться сломя голову на конфетку, которую предлагает мировой рынок, который, как известно, является очень капризной и непостоянной субстанцией. Поскольку падения производства в странах-экспортерах сахара чередуются с подъемами и наоборот. По крайней мере надо учесть динамику развития отечественного производства сахара, которое тоже напоминает американские горки: то вниз, то вверх. В течение последних пятнадцати лет эти колебания случались с такой четкой периодичностью, сто украинский сахарный рынок можно назвать наиболее предсказуемым в мире. Например после двух успешных лет 2011 и 2012 годов, когда было соответственно произведено 2,3 и 2,1 млн тонн сахара, был провальный сезон - 1 млн. 212 тыс. тонн В 2014-м очередное возвышение - 2 млн. 84 тыс тонн, в 2015-м отрасль снова сорвалась в штопор - 1 млн. 466 тыс тонн. Нынешний год, очевидно, будет тоже успешным. А следующий? Кто знает. Более всего вероятно, что свеклосахарный комплекс в 2018-м ждет очередной кризис. Напомним, что во время этой чехарды количество заводов уменьшилось с 192 до 42, производство сахара упало с пяти млн до двух млн тонн. Достаточно распространено мнение о том, что такое количество заводов Украине не нужны, тем более, что большинство из них работали на допотопном оборудовании времен Терещенко. Мол, потребительскую потребность страны в сладком продукте, которая составляет 1,5-1,6 млн тонн, вполне могут обеспечить 30-40 современных заводов. И действительно эффективность отрасли за последние годы резко возросла. Обратите внимание: если в 2012 году было посеяно 460 тыс га свеклы, и 64 предприятия произвели 2,1 млн тонн сахара, то в 2016-м с 270 тыс га сахарной свеклы 42 предприятиями отрасль произвели такое же количество продукции. Эти показатели достигнуты за счет повышения урожайности, сахаристости и выхода сахара.

Но кроме пищевого есть еще общеэкономический и социальный аспекты этой проблемы. Поскольку один завод дает работу в среднем трем тысячам рабочих и аграриев, то нетрудно подсчитать, что закрытие 150 предприятий привело к сокращению 450 тыс рабочих мест. Ежегодно местные и государственный бюджеты не досчитываются около 20 млрд гривен (43,29 млрд руб). То есть, по большому счету, за каждое предприятие надо побороться. Но вот вопрос: куда девать огромную сахарную гору, в то время как экспорт продукции катастрофически упал?

Операция «диверсификация»

Во-первых, запретить импорт сахарозаменителей, о чем просят у правительства сахарщики уже около двадцати лет. Представьте себе, сегодня в Украину импортируется около 30 тыс тонн этой химии, которая эквивалентна 400 тысячам тонн свекловичного сахара. И главное мероприятие, которое могло бы спасти отрасль - диверсификация производства. В Европе эту задачу решили добавив в перечень товаров сахарозаводов биоэтанол, который стал своеобразным спасательным кругом от спадов и взлетов. Во Франции, например, производство биоэтанола и сахара сочетается в пределах одного завода. Специальное оборудование обеспечивает выход сахара из корнеплодов на уровне 9%, а остальные попадает в так называемую «зеленую патоку», которая обеспечивает высокий выход биотоплива. Кроме сахара и биоэтанола, благодаря этой технологии производят биогаз, шрот, сухой жом, который идет на корм скоту. То есть рентабельность производства очень высока. В течение почти десятилетней практики применения таких комплексных технологий, Франция достигла объемов биоэтанола в 3 млрд. литров в год, что позволило заменить этим топливом более 7% нефтяных энергоносителей.

"Свекла или меласса, как сырье для биоэтанола имеет ряд экономических и даже политических преимуществ над кукурузой, пшеницей и другими продуктами, - объясняет кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Национальной академии аграрных наук Украины Андрей Доронин. - Во-первых, себестоимость производства биотоплива из мелассы на 15-20% ниже соответствующего показателя ближайшего конкурента - кукурузы. Во-вторых, производство альтернативных источников энергии из зерна подвергается сегодня жесточайшей критике со стороны общественности из-за угрозы продовольственной безопасности, ведь эти продукты можно использовать для производства продовольствия. Между тем выработка биоэтанола - это и средство стабилизации отрасли: заводы переключаются на его производство, когда ожидается перепроизводство сахара, и действуют наоборот, когда грозит дефицит этого продукта, и одновременно источник альтернативной энергии. Представьте себе сколько можно было бы спасти сахарных заводов, если бы система этанольная-сахарного производства была налажена в Украине. Сегодня в Украине активизировались лоббисты «кукурузного» направления альтернативной энергетики, но это, на мой взгляд, путь в тупик, потому что мировое сообщество может в любое время ограничить производство этого биоэтанола из зерна", - считает ученый.

О необходимости диверсификации путем освоения производства биоэтанола заявил и глава национальной ассоциации «Укрцукор» Андрей Дыкун. Он считает, что без такого шага перспективы отрасли весьма туманны.

Похоронили идею под горами бумаги

Однако возникает две проблемы: создать повышенный спрос на биоэтанол на внутреннем рынке и организовать производство этого продукта на сахарных заводах. Для решения обеих нужна соответствующая государственная политика. Принятых законов, программ, постановлений хватает, однако политики до сих пор нет. В частности Кабмин в марте 2006-го утвердил «Энергетическую стратегию до 2030 года», в 2009 году одобрил концепцию Государственной целевой научно-технической программы развития производства и использования биологических видов топлива, ряд законов. Однако, как, отметил правовед Евгений Лысый, все акты страдают обычной болезнью: противоречивость, декларативность, наличие лишних и неудачных дефиниций.

Венцом биоэнергетической бумаготворчества стал закон «О внесении изменений в некоторые законы относительно использования и производства моторных топлив с содержанием биокомпонентов» №4970-VI от 19 июня 2012 года, согласно которому с 1 января 2014 вводилась норма об обязательном добавлении в автомобильные бензины 5% биоэтанола. Производители этого продукта праздновали победу, и выяснилось, преждевременно, потому что она оказалась пирровой, фактически надолго зажгла красный свет перед биоэтанола. Новацию так никто и не отменил, несмотря на то, что в конце 2013 года появились два соответствующих законопроекта, но она так и не вступила в действие. Ее операторы рынка и производители нефтепродуктов просто проигнорировали ...

Как отметил тогда известный эксперт энергетической сферы Сергей Куюн, эта норма не может работать, потому что ни технически, ни нормативно рынок не готов к этому. До сих пор не было принято ни одного подзаконного акта из многочисленного перечня, который формирует механизм внедрения новации. Поэтому до сих пор непонятно, как, где, с чего производить смесевые бензины, как взимать с них налоги. В Польше шли к реализации подобного закона 15 лет, разрабатывались технологии, создавалась инфраструктура, проводились испытания, формировалась производственная база и так далее. Поэтому возникло много технических и правовых коллизий. Например, какой бензин должен быть базой для смешивания? Скажем, завозим импортный бензин, которого у нас на рынке 75%, добавляем туда биоэтанол, но это все равно, что к БМВ или Мерседесу, прикрутить колеса от «Запорожца», машина будет ехать, но плохо и недолго. Если в высококачественный стандартный бензин добавить 5% биоэтанола, то сразу «поплывут» ключевые параметры бензина - октановое число, содержание кислорода, бензола, фракционный состав и тд. А чтобы получить смесь нужного качества, надо специальный технологический бензин, условно говоря с числом 91 или 92. Кроме этого нужно иметь технологии смешивания, хранения. Даже если вы как-то смешали бензин и биоэтанол, то не сможете его продать, потому что готовый продукт не будет соответствовать текущим стандартам качества топлива, то есть ваш бизнес будет противозаконным. Следовательно, надо разработать и утвердить такой стандарт.

Новый виток законотворчества

Осенью 2016г. начался новый виток законотворчества в биотопливной сфере. Госэнергоэффективности разработало проект закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно развития сферы производства жидких биологических видов топлива», который возвращается к тематике обязательного добавления биодобавок в моторное топливо. Реализация документа позволит выполнить Международные обязательства Украины относительно доли энергии возобновляемых источников в валовом конечном объеме потребления энергии на транспорте в 2020 году не менее 10% и достичь высокого уровня устойчивости биотоплива, утверждают авторы законопроекта. Согласно изменениям, в Закон Украины «Об альтернативных видах топлива», доля биоэтанола от общего объема продаж бензинов в пересчете на энергетический содержание биоэтанола должно составлять:

  • с 1 июля 2018 - не менее 3,4 процента (энергетических)
  • с 1 июля 2019 - не менее 6,9 процента (энергетических)

Разработчики этого проекта исходят из того, что годовой технически достижимый энергетический потенциал производства жидкого биотоплива в Украине, без учета возможностей сахарных заводов, эквивалентен одному млн т н.э.

«В этом документе говорится об имплементации европейских директив по использованию возобновляемых энергоресурсов в балансе страны, причем ты можешь добавлять, как в каждый литр, так производить этот продукт с повышенным содержанием биокомпонентов, имеешь возможность также делать бленды Е-85, когда в топливе может быть даже не 5%, а 80% спирта, - объясняет Сергей Куюн. - Принцип такой: торгующая компания, должна обязательно использовать установленный процент биокомпонентов в общем объеме своих продаж. Агентство Госэнергоэффективности предлагает себя в качестве агента, который будет отслеживать, как выполняется эта норма. Законопроект также предлагает систему санкций за невыполнение норм. В нем есть прогрессивные вещи, которые двигают биоэнергетической дело вперед, но осталась и старая проблематика, когда не учитывается особенности рынка Украины его импортозависимость. То есть на бумаге все выглядит более-менее хорошо, но как только начинаем это моделировать на практике, сразу возникает масса вопросов, которые касаются и налогообложения продукта и его учета и контроля качества, и так далее»...

Вывод. Использование биоэтанола в Украине неизбежно. В моторное топливо будет добавляться, или украинский или импортный биоэтанол. Этот продукт может производиться из зерна или патоки. Все зависит от того, кому будет принадлежать инициатива в этом процессе - зерновикам или сахарщикам. У последних еще есть шансы удержать ее в своих руках. Но если этого не произойдет, на отрасли можно ставить крест. Такой вариант не нужен ни государству, ни самим сахароварам.

Новости

Аналитика и интересное о сахаре

News in English (delayed)