«Как минимум десять сахарных заводов в России убыточны» - мнение

Доцент кафедры антикризисного и корпоративного управления РГЭУ «РИНХ» Мадирос Осканов о перспективах производства сахара в стране в интервью Ъ-Кубань.

Уход из сахарной отрасли слабых игроков-производителей сахара – это всего лишь вопрос времени, считает кандидат экономических наук, доцент кафедры антикризисного и корпоративного управления Ростовского государственного экономического университета («РИНХ») Мадирос Осканов. В перспективе 15-20 лет из 75 действующих заводов в России останется порядка 30-35 предприятий. В интервью „Ъ-Кубань“ Мадирос Осканов рассказал, в связи с чем на российском рынке возник профицит сахара и почему экспорт пока не может стать решением проблемы перепроизводства в России.

- Весь прошлый год мы наблюдали резкие скачки цен на сахар. С чем они были связаны и какова ситуация на рынке сейчас?

- В 2016-17 сельскохозяйственном году впервые в истории России было произведено свекловичного сахара больше, чем это было необходимо для внутреннего потребления - 6,15 млн. т. (здесь и далее данные приводятся с учетом сахара полученного от переработки cиропа и мелассы), при потребностях страны порядка 6 млн.тонн. В 2017-18 сельхозгоду был достигнут новый рекорд - 6,64 млн. т. Кризис перепроизводства привел к обвалу цены на сахар с 42 до 24 рублей за килограмм. Экспорт порядка 500 тыс. тонн сократил излишки сахара и цены вернулись к отметке в 35-37 рублей с постепенным снижением до 32 руб. за кг. И, хотя по итогам 2018-19 сельхозгода новый рекорд производства сахара не состоялся, по оценкам, объем производства находится на уровне 5,95 млн. тонн, поэтому можно с уверенностью сказать о том, что сахарная отрасль России вступила в устойчивый период профицита производства свекловичного сахара.

Рост совокупной среднесуточной производительности заводов с 313 тыс. тонн в 2015 году до 360 тыс. тонн в 2018-ом, сокращение потерь сахара в производстве, обеспеченное заменой оборудования и совершенствованием технологии, повышение дигестии (содержания сахара) в свекле создает предпосылки к устойчивому перепроизводству в России свекловичного сахара в обозримой перспективе. При этом многие компании продолжают модернизацию заводов, которая сопровождается увеличением суточной производительности и сокращением потерь сахара в производстве, другие заявляют о таких планах. В 2018 году совокупная суточная переработка только 27 заводов увеличилась почти на 12 тыс. тонн по сравнению с прошлым годом. Это как если бы был построен новый сахарный завод с рекордной для России суточной переработкой.

Заводы, которые стали рекордсменами по увеличению суточной переработки свеклы в 2018 году по сравнению с прошлым годом – это «Елецкий» и «КОЛПНЯНСКИЙ» - по 1400 тонн, «ЗЕМЕТЧИНСКИЙ» - 870 тонн, «Золотухинский» - 850 тонн, «Кореновский» - 780 тонн, «Заинский» -750 тонн и «Перелешинский» - 700 тонн. Если модернизация заводов продолжится такими темпами, то через два-три года производственные мощности по переработки свеклы в целом по стране станут избыточными, но при этом отдельным заводам их по-прежнему будет не хватать. И неизбежно начнется уход наименее конкурентоспособных или необеспеченных свеклой заводов.

- Есть ли надежда на рост внутреннего спроса на сахар, который отчасти мог бы помочь справиться с излишками производства?

- Напротив, в перспективе 10-20 лет следует ожидать снижение внутреннего спроса на сахар в связи с сокращением населения и трендом на здоровый образ жизни. Причем ЗОЖ обеспечит львиную долю этого сокращения. По данным Минсельхоза РФ, потребление сахара в 2018 году превысило установленную Минздравом норму более чем в 1,6 раза - 39,4 кг на человека при норме 24 кг. При соблюдении нормы внутреннее потребление сахара составило бы всего 3,6 млн. тонн. Сегодня в такое падение потребления сахара верится с трудом. Однако как тренд оно неизбежно. Правительство уже летом текущего года планирует внести в государственную думу законопроект о здоровом питании. Вопрос глубины падения и сроков.

- Будет ли в связи с этим расти интерес к экспорту сахара, который мог бы выровнять баланс между спросом и предложением на внутреннем рынке?

- Ответ зависит от нескольких факторов. Прежде всего, это курс рубля по отношению к мировым валютам, а также способность компаний-производителей сахара обеспечить высокое качество продукта при снижении себестоимости и, соответственно, стать более конкурентоспособными на экспортном рынке. Влияют также развитие инфраструктуры, обеспечивающей минимальные издержки при экспорте, а также цена на сахар на рынках других стран.

В настоящее время экспорт из России практически ограничен постсоветскими республиками. Кроме того, мы конкурируем на этих рынках с сахаром из Украины (в 2018 году экспорт более 580 тыс. тонн) и Белоруссии – около 430 тыс тонн. Потенциальная емкость этого рынка сегодня порядка 1,5-2 млн тонн. Но, вероятно, она будет быстро сокращаться по мере модернизации старых и строительства новых заводов (в основном перерабатывающих сахар-сырец) в странах ближнего зарубежья.

- Как сахарная отрасль может отреагировать на эти вызовы?

- Пока есть один точный ответ. Изменения неизбежны и желательны. Они приведут к уходу с рынка слабых заводов, значительному увеличению мощности оставшихся предприятий, и, как следствие, - снижению себестоимости без учета обслуживания долговой нагрузки (точнее операционных расходов). В то же время, уменьшится негативное воздействие на окружающую среду, и, будем надеяться, снизятся цены для конечного потребителя. Производство свекловичного сахара в России пока слишком затратно и, соответственно, дорого для потребителя. Для сравнения: отпускная цена на сахар украинских заводов в январе-мае 2019 года составила чуть более 22 рублей за кг. Как говорится, почувствуйте разницу.

В 2018 сельхозгоду в России перерабатывали свеклу 75 заводов, принадлежащих 28 компаниям и один - Чеченской республике, однако он фактически не работал. Среднесуточная производительность заводов очень разная и находится в диапазоне от 1,6 тыс. до 11,6 тыс. тонн. С фактической суточной производительностью до 2,5 тыс. тонн работали 9 заводов, в том числе «Эркен-Шахарский» в Карачаево-Черкессии (1,6 тыс.тонн), «Лопандинский» в Брянской области. и «Залегощенский» в Орловской области (по 1,9 тыс.тонн), «Сотницынский» в Рязанской области (2 тыс. тонн), Белсахар («Коммунар») (2,1 тыс. тонн), «Коллективист» в Курской области (2,1 тыс. тонн). С суточной производительностью свыше 8 тыс. тонн работали всего 6 заводов, в том числе «Успенский» в Краснодарском крае (11,6 тыс. тонн), «Добринский» в Липецкой области (10,4 тыс. тонн.), «Ленинградский» в Краснодарском крае (9,5 тыс. тонн), «Елецкий» в Липецкой области (9 тыс. тонн). Сезон переработки сахарных заводов продлился от 43 суток (Эркен-Шахарский) и 59 суток (Нурлатский в Татарстане) до 150 суток (Грибановский и ЛЕБЕДЯНСКИЙ в Воронежской области) и даже 156 суток (Ливенский в Орловской области). Заводы произвели сахара от 8,3 тыс. тонн (Эркен-Шахарский ), 21,6 тыс. тонн (Сотницынский ), 23,7 тыс. тонн (Садовский, Воронежская область) до 199,4 тыс. тонн (Успенский ), 180,6 тыс. тонн (ОЛЬХОВАТСКИЙ ) и 175,4 тыс. тонн (ЛЕБЕДЯНСКИЙ). Более 1 млн тонн свеклы каждый переработали шесть заводов, более 150 тыс. тонн сахара каждый произвели семь заводов. Выход сахара составил от 12,1% (Эркен-Шахарский) до невероятных 17,81% (Буинский, Татарстан), 17,30% (Ромодановский , республика Мордовия ) и 17,20 % (Заметчинский, Пензенская область), в среднем же по стране этот показатель находится на уровне 15,24 %. Когда на всех заводах будут такие рекордные объемы переработки свёклы и выходы сахара, как на лучших, то для удовлетворения внутреннего потребления на сегодняшнем уровне (без учета сокращения потребления сахара в перспективе!) достаточно будет перерабатывать 35-36 млн.тн свеклы на 30-35 заводах.

- Как именно в связи с этим изменится рынок производства сахара?

- Разве может завод перерабатывающий в год 200-300 тыс.тонн свеклы выдержать конкуренцию с заводами перерабатывающими в три-четыре раза больше, а, тем более, 1-1,5 млн. тонн и выше? Поэтому уход с рынка таких игроков- это вопрос времени и не такого далекого. Пока известно о закрытии в 2019 году Садовского завода. Процедура банкротства введена на Эркен-Шахарском заводе. Но еще как минимум десяток заводов, по итогам прошлого года убыточны, имеют неудовлетворительную структуру баланса или даже находятся в предбанкротном состоянии. И кто сказал, что заградительная пошлина в диапазоне 140-270 $ на сахар-сырец и 340 $ на белый сахар - это навсегда? Введение пошлины фактически спасло отрасль при работе на свекле, но расплачивается за высокую цену потребитель. Надо быть очень большим оптимистом, чтобы надеяться, что счастье (для отрасли) заградительных пошлин будет вечно.

У заводов с низкой производительностью, как правило, устаревшие оборудование и технологии, явные и скрытые экологические проблемы, низкая производительность и оплата труда, основные технологические показатели самые низкие в отрасли. Как следствие, себестоимость продукции значительно выше, чем у крупных. Так, потери сахара в производстве на некоторых из них в полтора раза выше, расход условного топлива к массе свеклы в два раза выше, чем у лучших заводов. Конечно, на себестоимость влияют не только внутренние, но и внешние факторы: обеспеченность свеклой, в особенности собственной, ее качество, цена, а также кредитная нагрузка.

Результаты работы заводов сильно зависят и от почвенно-климатических условий. К примеру, средняя дигестия (процентное содержание сахара) в Липецкой области была выше средней по Краснодарскому краю в 2018 году на 2,14 процентных пункта. В пересчете на сахар это означает прибавку для шести заводов Липецкой области в 102,6 тыс. тонн сахара или в 3,5 млрд руб. Влияние на финансовый результат существенный. И не учитывать его при оценке конкурентоспособности заводов не возможно. Рекордсмены по убыткам по данным за 2017г. (по 2018г., к сожалению, полных данных на данный момент у меня пока нет) сахарные заводы Эркен-Шахарский - 474 млн.р., Белсахар («Коммунар»)- 253млн.р, Лабинск-Сахар - 110 млн.р, Динск-Сахар- 43млн.р, Товарковский - 36 млн.р.

Компании конкурируют на рынке сахара на общероссийском или точнее на постсоветском рынке, а за свёклу - на локальных рынках. Свёклу оптимально возить на расстояние до 60 км. Чем дальше - тем дороже. Причем дальше как по расстоянию так и с учетом роста цен на топливо. Нужно учесть и меры правительства по борьбе с перегрузом, что также удорожает логистику. Обеспечение сырьем сегодня и в перспективе становится одним из главных факторов выживаемости заводов. Опыт европейских стран показывает, что по мере роста конкуренции, на рынке остаются мощные заводы с современным оборудованием и технологией с суточной производительностью от 8 тысяч тонн и выше.

- Могут ли сахарные заводы переориентироваться на выпуск других видов продукции?

- Для сахарного завода главный продукт производства - сахар. Но не единственный. Есть еще меласса и жом сырой. Производство мелассы в год составляет в стране порядка 1,5 млн. тонн (4% к массе свеклы). меласса имеет хорошие экспортные перспективы для заводов Краснодарского края, которые находятся вблизи экспортных терминалов. меласса может быть дешугаризированна (то есть, из нее можно извлечь сахар). Две действующих линии по дешугаризации мелассы в Ольховатке и Знаменском могут перерабатывать около 200 тыс. тонн в год, В настоящее время крупнейшая линия строится в Чернянке. После ее ввода в эксплуатацию ежегодно можно будет получать из мелассы до 150 тысяч тонн сахара. Потенциально дешугаризировать может быть выгодно более 1млн тонн мелассы ежегодно и получать из неё порядка 400 тыс. тонн сахара.

Сырой жом является бесплатным сырьем для производства гранулированного жома. В 2018 году сформировалась очень хорошая цена на гранулированный жом на экспортных рынках. Для заводов, имеющих современные жомосушильные отделения, гранулирующих весь сырой жом, это направление стало очень выгодным с рентабельностью выше чем у сахара в несколько раз. Однако для заводов не имеющих мощностей по сушке и грануляции сырой жом – отход производства, требующий значительных затрат на утилизацию. К сожалению, в последние годы сырой жом все реже используется в качестве корма для крупного рогатого скота. Учитывая, что от массы свеклы жом составляет порядка 80%, это - гигантский объем. Кроме того, сырой жом в ряде регионов страны, в зависимости от типа почвы, оказывает негативное воздействие на экологию. По видимому, правительство должно, наконец, определить меры по стимулированию развития сушки и гранулирования жома или других способов его использования и дестимулированию его утилизации.

- Время от времени появляются сообщения о планах по строительству новых сахарных производств. Какова их судьба с учетом той ситуации на рынке, которую вы описали?

- У таких проектов нет экономики, другими словами, они априори убыточны. Печальная судьба некоторых таких проектов известна. Наглядный пример - Мордовский сахарный завод в Тамбовской области. Строился завод в основном на кредиты РСХБ. Планировали построить за 7 млрд руб. С 2008 года потратили 10 млрд руб., а с процентами за кредит и все 15 млрд руб. С 2013года стройка заморожена. На достройку надо еще, по разным оценкам, 8-10 млрд руб.

Но даже если завод все-таки будет построен, расходы на этом не закончатся. Заводу производительностью 12 тыс. тонн в сутки для успешной работы потребуется в год 1,5 млн тонн свеклы. Инвестиции (пусть краткосрочные) в производство свеклы, уборку и доставку – это ещё несколько миллиардов. Ни одному предпринимателю не придет сегодня в голову инвестировать 15-20 млрд руб. (а может и больше) в производство и переработку свеклы в условиях перепроизводства сахара.

- Какие заводы останутся на рынке в перспективе 5-20 лет?

- Срок окупаемости инвестиций в сахарной отрасли зависит от многих факторов, в том числе от цен на сахар, гранулированный жом и мелассу. Он может составлять от 5 до 10 лет. А при чрезмерной закредитованности инвестиции вообще не окупаемы. Как мы видим из недавних новостей долговая яма может затянуть и компанию, владеющую одним из лучших сегодня заводов в стране. Когда единственным спасением от банкротства явилась продажа контрольного пакета бизнеса очень крупной профильной транснациональной компании.

Поэтому на мой взгляд, уже сегодня необходимо прийти к пониманию, какие 30-35 заводов-счастливцев через 15-20 лет обеспечивающих российского и зарубежного потребителя качественным сахаром и, возможно, по значительно низкой по сравнению с сегодняшней цене, выживут в конкурентной борьбе. И собственникам каких заводов, кредитующим их банкам, органам госвласти надо разрабатывать меры по перепрофилированию или, к сожалению, полному закрытию заводов, переобучению и трудоустройству персонала.

Добавлю, что сегодня искать ответы на вызовы, которые стоят перед российской сахарной отраслью, должны совместно собственники заводов, участники рынка, банки, регулирующие органы, органы исполнительной власти. Чем быстрее мы получим ответы и чем точнее они будут, тем быстрее и с меньшими финансовыми и социальными издержками произойдет переход от мелких, отсталых, энергозатратных, неэффективных заводов к современным производствам, которые будут конкурентоспособны не только на постсоветском, но и, возможно, на глобальном рынке.

Комментарии

печально-то как всё. депресняк.

Новости

Аналитика и интересное о сахаре

News in English (delayed)