Казахстан: Сделал сладость – в сердце радость

Сделал сладость – в сердце радость – статья медиа портала Караван, Автор: Вадим Береговой.

Полдня я бегал по цехам, пил горячий свекольный сок и слизывал со своего пальца сделанный из него сироп. Но так и не увидел, как получается самый обыкновенный сахар…

– Во всей пищевой промышленности производство сахара – самый сложный процесс, – сказал мне в утешение технический директор сахарного завода в поселке Жансугурова Бейбит НЕМЕРЕБАЕВ.

Мало того что процесс сложный, так он еще и весь протекает вдали от людских глаз в гигантских сооружениях! Сырье здесь измеряется тысячами тонн в сутки. Всё делается автоматически – людей в цехах практически не увидишь. Процесс производства полностью “замешан” на химических реакциях, поэтому и происходит он в колбах и ретортах, соединенных стеклянными трубочками и подогреваемых спиртовками, как на уроках химии. Правда, в сотни раз больших по размеру.

И НИЧЕГО ТУТ НЕ СЛИПНЕТСЯ

Со специальной площадки, куда с полей привозится свёкла, мощным потоком воды ее подают на мойку. Совершенно необходимая процедура для овоща, который грубо выдернули из влажной земли. Помытые корнеплоды идут на свеклорезку.

Небольшими, но острыми, как бритва, лезвиями каждая свеклина – а она гораздо тверже своего столового собрата – не режется, а скорее строгается.

Стружка подается в устройство, где поток горячей воды постепенно, но быстро вымывает из нее сахарозу. Она из этой стружки простой водичкой вымывается практически вся – на 98 процентов. Получается разбавленный свекловичный сок. С ним и пойдет дальнейшая сложная работа. Ну а отработанная стружка, теперь называемая “жом”, – это отличный корм для скота, зимой сахзаводы продают его грузовиками за немалые деньги. И с клиентами никогда нет проблем.

…В очередном необычном на вид устройстве вижу ряд фонтанчиков. Из них льется вода. От нее даже в жарком цехе поднимается парок. Но это не аш два о, а этот самый свекловичный сок. Я набираюсь нахальства…

– Можно попробовать?

– Можно, – пожимает плечами технический директор. Он знает, чем это закончится, а я – нет.

Стаканчика для любопытного журналиста, конечно же, никто не приготовил, поэтому подставляю под струю пригоршню и с тихим проклятием отдергиваю руку. Это сочный кипяток, если можно так выразиться. Вот откуда столетия назад появилось слово “сахаровар”. Лишняя влага – но не вся – действительно удаляется из сока путем простого выпаривания.

Сок оказался вовсе не сладким. Сначала из него в несколько этапов удаляются ненужные вещества, а затем очищенная безвкусная жидкость качается на выпарную станцию.

Здесь качество получившегося сиропа можно проверить хоть на глаз, хоть на вкус. Кран огромной емкости открыл – и хоть кружку подставляй, хоть так глотай. Даже краник, чтобы руки помыть, предусмотрен, и лампочка подведена, и металлическая “раковина”.

Ложками здесь не пользуются, поэтому осторожно опускаю в коричневую массу кончик едва не ошпаренного полчаса назад пальца. С некоторым страхом – мало ли что в этой гигантской бочке могло свариться – облизываю его. О! Что там полный рот конфет в детстве! Минут десять спустя сладость во рту всё еще ощущалась.

ТАК СЛАДКО, ТОГО И ГЛЯДИ ЯЗЫК ПРОГЛОТИШЬ

Суперсладкий сироп – довольно-таки грязное сырье. Его фильтруют, чистят раз, чистят два. Есть еще и контрольная очистка. И только потом, после вакуумного аппарата огромных размеров, сироп приобретает вид, более-менее похожий на то, что у вас в сахарнице.

До сих пор в цехах стоят устрашающих размеров емкости и круглые вентили на трубах. Они уже не нужны – процессом управляют женщины в белых халатах перед мониторами. На каждом – в цветной объемной миниатюре – я вижу участок цеха, который только что прошел. Громадные агрегаты, а ощущение такое, что можно взять и повертеть в руках, как игрушку. На каждом указаны давление, температура и какие-то проценты. Тетрадка, ручка и беготня – это уже старые советские фильмы.

Народ к хорошему привыкает моментально. На упаковке готовой продукции паренек с помощью хитрого устройства, одним движением, за одну секунду зашивает очередной мешок и ворчит: автомат сломался, теперь вручную приходится делать…

Обработанный и очищенный сироп непрерывным потоком подается в центрифуги. Оттуда выходит уже почти готовый сахар.

САХАРНАЯ ПОДНОГОТНАЯ

Генеральный директор ТОО "Аксу Кант" Самат НАДИРБАЕВ имеет скромный кабинет, совсем не новый джип и платит крестьянам… восемь тенге (1,46 руб.) за килограмм сырья.

– Считаете, что мало? Но мы в сутки перерабатываем минимум две с половиной тысячи тонн! Плюс государство дает предпринимателям по десять тенге (1,82 руб) за килограмм свеклы, существуют и другие субсидии. А сахарные заводы могут рассчитывать только на кредиты. Нужно и дальше обновлять оборудование – завод десять лет стоял, а работает он с 1967 года. Считался, между прочим, одним из лучших в СССР!

– Не раз слышал, что для отбеливания сахара на заводах применяют известь. Неужели это правда, а если да – то зачем это? Ведь и желтый, и белый сахар по цене одинаковы, и качество у них одно. Или белоснежный продукт лучше продается?

– Известь действительно применяется, но только для очистки сока. Ее пропорции, выверенные больше ста лет назад, никакого вреда здоровью нанести не могут. А сахар и вправду отбеливается… горячей водой.

Дело в том, что после выхода из центрифуги на кристалликах остается слой так называемого межкристального раствора. Он-то и придает желтоватый оттенок.

В сахаре он не нужен, это не вредное, но бесполезное вещество. Поэтому его удаляют и после высушивания получают стопроцентный продукт без каких-либо наполнителей или добавок.

– Отличается ли от свекловичного тростниковый сахар? И неужели выгодно везти с другого конца земного шара даже не продукцию, а сырье?

– На предмет того, какой хуже, а какой лучше, мне рассуждать трудно, скорее, свекловичный сахар нам просто привычнее. Сахарный тростник везут из Бразилии, Кубы, Аргентины. Везли и, видимо, будут везти.

Специалистами уже признано, что Казахстан по крайней мере в обозримом будущем себя обеспечить сахаром не сможет, даже если посевы свеклы будут с каждым годом увеличиваться.

Это очень трудоемкая культура и не очень подходящий климат. Вот смотрите: в прошлом году наш завод после простоя открыли, и переработал он 45 тысяч тонн. В этом году с помощью очень ощутимой господдержки крестьяне двух районов смогли вырастить 110 тысяч тонн. Но завтра я завод останавливаю, закончилось сырье – а могли бы еще работать и работать. Сегодня свекловоды Алакольского района вынуждены с полей везти свеклу на железнодорожную станцию и вагонами отправлять его за триста километров под Талдыкорган. Хлопотно и невыгодно экономически, но не грузовиками же ее перевозить туда! А местный завод давно заброшен, по-видимому, его будут восстанавливать.

– Куда идет ваша продукция и какова заводская Цена сахара, если не секрет?

– Сахар расходится по области и Казахстану, отпускная цена – 210 тенге (38,35 руб) за килограмм. А к ценам в магазинах мы никакого отношения не имеем.

Новости

Аналитика и интересное о сахаре

News in English (delayed)