Об экспорте сахара, мелассы и жома в 2017 году

Выдержка из статьи журнала "Агроинвестор"

Пожалуй, самые заметные успехи в плане развития экспорта в прошлом году показала свеклосахарная отрасль. Всего за год российские производители нарастили экспорт сахара в пять раз, а за пять лет — в 10 раз. Первая причина роста объемов — рекордное производство сахара два года подряд (6,08 млн т в сезоне-2016/17, 6,45 млн т — 2017/18-м), а также обвалившаяся цена на него. По итогам прошлого года вывоз этого продукта составил 512 тыс. т на $244 млн. Однако пока основными покупателями сахара являются страны бывшего СССР, обращает внимание ведущий эксперт ИКАР Евгений Иванов. Вывозить его дальше мешают в первую очередь проблемы с логистикой. «У нас совершенно не развита морская транспортировка продовольственных товаров контейнерами, хотя именно контейнерные перевозки могли бы нам помочь отгружать сахар (и не только) на дальние рынки», — считает он.

Крупнейший производитель сахара в стране группа «Продимекс» является, по словам замгендиректора компании Вадима Ерыженского, и крупнейшим поставщиком сахара за рубеж. «Половина всего экспорта в этом сезоне была обеспечена нашими усилиями», — говорит он. По словам топ-менеджера, вывоз сахара — это не столько коммерчески выгодная сделка, сколько вынужденная мера по снижению профицита на внутреннем рынке. В связи с дисбалансом производства и потребления, наличием большого объема нелегальных поставок сахара его стоимость в прошлом году значительно снизилась и достигла критических значений, при которых свеклосахарное производство балансирует на грани рентабельности. По данным Союзроссахара, в 2016 году сахар в опте в среднем стоил 37 тыс. руб./т, а в 2017-м — уже 23,5 тыс. руб./т. Единственным способом выправить ситуацию была продажа части готового сахара за рубеж, считает Ерыженский. «Торговля сахаром, конечно, не идет в убыток, но рентабельность экспортных поставок примерно сопоставима с доходностью торговли на внутреннем рынке, а забот на порядок больше, — говорит он. — Именно поэтому большинство игроков сахарного рынка не спешат связываться с экспортом».

Топ-менеджер категоричен: вывоз сахара нужно продолжать наращивать. Хотя освоение нового направления дается непросто. «Есть проблемы с покупателями, в первую очередь с Казахстаном, который, являясь членом ЕвразЭС, делает все, чтобы не соблюдать правила по применению экспортных пошлин, стремится завозить дешевый сырец, вырабатывать из него сахар, мотивируя это тем, что таким образом он улучшает экономику своего внутреннего кондитерского производства, — делится Ерыженский. — А на самом деле просто зарабатывает на том, что себестоимость производства сахара из сырца ниже, чем российского сахара».

Довольно высокая позиция (22-я) в стоимостном рэнкинге у свекловичного жома. Его в прошлом году продано на внешние рынки на $134 млн. В списке по натуральным объемам вывоза продукт находится на восьмой позиции — более 1 млн т, а это более 42% от общего производства, которое Росстат оценил в 2,35 млн т. Основные покупатели жома — страны Европы (Латвия, Нидерланды, Испания, Италия и др.), а также Турция.

Свекловичный жом — это отход свеклосахарного производства, который образуется в любом случае, подчеркивает Ерыженский. Раньше его утилизация в России была большой проблемой, в том числе экологической. «жом хранился в силосных ямах, часть его в сыром виде скармливалась коровам, свиньям, но миллионы тонн утилизировать не удавалось, он просто гнил, — вспоминает он. — Мы первые в России, кто стал сушить все 100% жома и гранулировать его». В таком виде он превращается в ценный продукт для кормления животных. С экспортом жома ситуация складывается гораздо лучше, чем с сахаром. Это более экспортоориентированный товар, по нему сложились цены, рынок, логистика торговли. Большую часть своего жома «Продимекс» поставляет за рубеж. Но в сезоне-2017/18 объемы его вывоза из-за проблем с вагонами заметно снизились, признает топ-менеджер. «Если бы не это, то мы смогли бы продать гораздо больше. Спрос на жом стабильный и высокий», — говорит он.

Отгрузка свекловичного жома на экспорт, по сути, осуществляется благодаря дешевой внутренней цене газа, добавляет Иванов. «В мире энергоресурсы дорогие, газом жом никто не сушит и не вывозит в таких объемах, как Россия», — знает эксперт. Однако вывоз продукта тоже ограничивает инфраструктура: экспорт жома идет по остаточному принципу, когда высвобождаются мощности, вагоны из-под зерна. Тем не менее на экспорт порой уходит до 90% произведенного в стране жома. Его стоимость, как правило, ниже самой дешевой цены на корма (например, на жом цитрусовых или фуражную пшеницу и ячмень). Но существуют вопросы к его качеству, зачастую в продукте остаются продукты горения, что приводит к снижению качества молока и мяса при кормлении животных. Есть и проблемы с прессованием: при транспортировке, перевалке гранулы иногда разваливаются. К тому же в основном жом идет в корм КРС, меньше — свиньям, лошадям, что тоже ограничивает спрос на него. «Поэтому товар проблемный, и особой очереди за ним не стоит», — заключает Иванов.

Еще один отход свеклосахарного производства, который Россия почти весь вывозит за рубеж — меласса. Ее производство в прошлом году, по данным Росстата, составило 775,5 тыс. т, и 85% из этого объема, или 661 тыс. т (на $48,1 млн), были проданы на внешние рынки. «Экспорт мелассы — это позор для России!» — восклицает Иванов. В сезоне-2017/18, знает он, мелассу на некоторых заводах отдавали по 100−500 руб./т. При том, что содержание сахара в мелассе составляет до 46%, а цена сахара в зависимости от завода, региона и месяца колебалась от 20 тыс. до 30 тыс. руб./т. Таким образом, меласса как минимум должна стоить 9 тыс. руб./т, а в идеале — 12−14 тыс. руб./т. «Но таких цен на мелассу в России никогда не было, максимум она стоила 3−4 тыс. руб.», — утверждает эксперт. Стратегически, уверен Иванов, вывоз мелассы необходимо прекращать и начинать делать из нее спирт, дрожжи, пищевые аминокислоты, извлекать сахар. В России сейчас запускается только третье предприятие по дешугаризации мелассы (на Чернянском сахарном заводе в Белгородской области). Правда, еще, обращает внимание Иванов, предприятие по производству дрожжей, которое будет работать как раз на мелассе, строит в Липецкой области китайская компания Angel Yeast. С запуском завода экспорт мелассы может сойти на нет, не исключает он. «Гораздо выгоднее и правильнее вывозить продукцию переработки мелассы, например те же дрожжи. Их, кстати, Россия уже поставляет за рубеж и постепенно наращивает объемы», — добавляет эксперт.

В последние два сезона спрос на мелассу снизился, и у некоторых производителей происходит затоваривание этим продуктом вплоть до того, что компаниям приходится строить дополнительные емкости для хранения, знает Ерыженский. «Утилизовать мелассу проблематично, — говорит он. — Нам полегче, чем большинству других игроков, потому что у нас есть мощности по дешугаризации мелассы и извлечению из нее бетаина». На экспорт «Продимекс» продает уже обедненную мелассу в качестве добавки к комбикормам.

Новости

Аналитика и интересное о сахаре