Интервью Павла Фесюка коммерческого директора «УкрАгроКома»

Как можно заменить газ остатками растений с полей, влияет геополитика на направления экспорта украинского сахара и или просто найти место под строительство нового зернового элеватора, рассказал в интервью Agravery.com коммерческий директор компании «УкрАгроКом» Павел Фесюк.

За последние три года компании «УкрАгроКом» удалось в 20 раз увеличить объемы экспорта сахара - с 200-500 тонн до 8000 тонн. В то же время, менеджмент компании опасается конкуренции на экспортных рынках сахара со стороны своих европейских коллег. С октября 2017 года в ЕС планируют отказаться от квотирования производства сахара. Ожидается, что этот шаг приведет к существенному наращиванию производства продукта на европейских просторах. Каким образом можно решить проблемы с эффективностью и производительностью производства сахара, экспортной логистикой и наращиванием мощностей для хранения зерна, Agravery.com говорил с коммерческим директором «УкрАгроКом» Павлом Фесюком.

На посевных площадях без изменений

Ваша компания недавно объявила о намерении привлечь $ 1 млн на модернизацию Александрийского сахарного завода. Чьи средства привлекать? И что предусматривает модернизация завода?

- В модернизацию завода в этом году мы инвестируем собственные $ 1 млн. Они будет потрачены на обновление производственных мощностей нашего завода, который работает уже 55 лет. Мы постепенно движемся от узла к узлу в реконструкции и модернизации, чтобы поддерживать эффективность работы завода на заданном проектном уровне в 3000 тонн сахара в сутки. В этом году планируем заменить две старые центрифуги «первого продукта» на новые такие установки немецкого производства. Их уровень автоматизации позволит получать сахар высшего качества с меньшими затратами энергии. В течение следующих трех лет планируем инвестировать $ 5 млн в проекты энергоэффективности и глубокую переработку продукта. Конкретные графики и сроки реализации такого проекта назвать не можем, поскольку все будет зависеть от конъюнктуры рынка.

Увеличила ли ваша компания в этом году посевы сахарной свеклы? Изменяли вы вообще в этом году площади и структуру полей?

- В этом году мы сократили площади посевов с 6800 га до 6400 га. Причина сокращения - негативный опыт прошлых лет и сложные климатические условия прошлой осенью. Как помните, осень была холодной и влажной. Поэтому мы были вынуждены сократить посевы свеклы. По другим культурам посевные площади почти не сократились. Сейчас есть около 31 тысяч га зерновых и зернобобовых посевов, около 20 000 га посевов масличных культур.

В феврале стало известно, что «УкрАгроКом» приобрел КХП в Кировоградской области. Будет ли ваша компания и дальше наращивать элеваторные мощности?

- По некоторым элеваторам у нас планируется расширить мощности хранения. С точки зрения строительства новых элеваторов мы рассматриваем возможности в регионе в Николаевской области строительство нового элеватора. Но, к сожалению, все более или менее пригодные для такого строительства площадки уже заняты.

Если же снимут мораторий на продажу земли, готовы выкупать паи, если того пожелают их владельцы? Имеете достаточно средств на это?

- Если пайщики будут иметь желание продать свои участки, и будут на это законные основания, то конечно мы будем выкупать паи. В нашей компании достаточно стабильные финансовые показатели. Если нам не хватит денег на выкуп паев, мы сможем привлечь внешнее финансирование.

А как вы вообще относитесь к возможному запуску рынка земли в той концепции, что сейчас предлагает правительство?

- Все, что направлено на ослабление или дестабилизацию, я не поддерживаю. На сегодняшний день в украинском агросекторе достаточно высокий уровень конкуренции. Наши сахарные заводы успешно конкурируют с европейскими заводами. Любая дестабилизация будет вызывать структурные изменения внутри всего агросектора. Поэтому я считаю, что вопросы земельного рынка не своевремены.

Если мы говорим об ограничении владения землей 200 га, то это будет полезно только владельцам паев и небольшим фермерским хозяйствам. Но возникает вопрос - а те фермерские хозяйства, являются ли существенным звеном производства агросектора? Или они инновационные драйвера агросектора? Нет. Возможно, они экспортируют сахар? Нет. Если это условие МВФ - я это понимаю. Если это «реформа» - я этого не принимаю.

Лузги подсолнечника вместо газа

Расскажите, пожалуйста, подробнее, о будущих проектах энергоэффективности, которые планируется воплотить в Александрийском сахарном заводе?

- Речь идет о переходе с природного газа, основного энергоресурса для работы завода, на сжигание в твердотопливных котлах растительных остатков. Мы подсчитали, что реализация такого проекта даст нам годовую экономию газа в $ 1,5 миллионов . Сейчас в год мы тратим около десяти миллионов кубов газа, которые стоят нам $ 3 миллиона. К реконструкции завода на производство одной тонны сахара уходило 44-45 кубов газа на тонну.

Сможете ли вы самостоятельно обеспечить Александрийский сахарный завод необходимым объемом тех растительных остатков для сжигания?

- Сейчас предприятия компании «УкрАгроКом» обеспечивают потребности Александрийского сахарного завода в сахарной свекле на 95%. Сейчас «УкрАгроКом» обрабатывает около 80 000 га пашни. На таких полях выращиваются разного рода культуры, после которых остаются растительные остатки. Мы для себя посчитали, что для замены трех миллионов кубометров газа нам нужно будет 14000 тонн растительных остатков. Мы способны самостоятельно обеспечить необходимый объем такого сырья.

В каком именно виде вы будете сжигать те растительные остатки? В виде топливных пеллет?

- Нет, мы пеллетный завод строить не будем. Работа такого объекта будет давать дополнительные энергозатраты для нашей компании. Для начала мы планируем строительство маслоэкстракционного завода. На нем будет установлено оборудование, которое будет делать гранулы из лузги подсолнечника. И те гранулы как раз и будут сжигаться вместо газа.

Цвет сахара имеет значение

Как известно, в октябре 2017 Европейский Союз намерен отказаться от квотирования производства сахара. Недавно вы заявили, что такой шаг ЕС может существенно осложнить экспорт продукции украинских сахаропроизводителей на внешние рынки. Почему вы так считаете?

- В конкуренции с нашими европейскими коллегами есть только одна проблема - стоимость сырья. На сегодняшний день стоимость сахарной свеклы в Украине ниже, чем в Европе. А Производительность в ЕС гораздо выше.

Мы ожидаем, что с ростом арендной платы за землю, с потенциальным отменой земельного моратория, с потенциальным подорожанием энергоресурсов, с ростом размера минимальной заработной платы, что мы наблюдаем за последнее время внутри страны, основное преимущество украинских производителей сахара - дешевизна сырья - будет нивелирована. Соответственно, стоимость европейского сахара будет даже ниже украинского.

Следует ожидать, что со снятием квотирования производства сахара сахаровары ЕС увеличат производство сахара на 1,5 миллионов тонн, 1% от общемирового производства продукта. И потребности собственного населения обеспечат, и смогут поставлять на экспорт дополнительные объемы продукта.

Такие страны, как Ямайка, или другие, которые сбывали свой сахар в ЕС, будут искать другие рынки сбыта. Скорее всего, это будут именно те рынки, куда идет украинский сахар. Тростниковый сахар по стоимости дешевле свекловичного. Поэтому Украина вряд ли сможет и далее так успешно экспортировать на внешние рынки. Если Украина потеряет экспортные рынки, внутренний рынок сахара будет профицитным. В Украине производят ежегодно около 2 миллионов тонн сахара, на внутреннем рынке потребляется 1,5 миллионов сахара. «Лишними» станут полмиллиона тонн сахара, которые нужно будет куда-то продать.

Увеличится конкуренция на внутреннем рынке, цена на внутреннем рынке. И если при этом же расти себестоимость производства сахарной свеклы, рентабельность работы сахарных заводов в Украине будет уменьшаться. Тогда те сахарные заводы, которые сейчас не имеют собственной сырьевой базы, но имеют достаточно энергозатратное оборудования и низкие показатели производительности, не смогут конкурировать и будут вынуждены закрываться. И это может быть до 40% сахарных заводов, из числа 43 заводов, работавших в прошлом сезоне.

А различия в качестве сахара украинского и европейского производства?

- Единственный вопрос по качеству нашей продукта - это величина показателя "икумса", или же цвет сахара. По европейским стандартам, сахар должен быть белым от того, что производится в Украине.

До сих пор производство такого сахара нашей компании было не выгодным, поскольку оно требует больших затрат газа и дает большие потери сахара при производстве. Трудоемкость производства сахара по европейским стандартам белизны выше, чем по украинским, производительность оборудования - ниже. В конце концов, мы до последнего времени не поставляли сахар на те рынки, которые требуют европейские стандарты качества продукта.

Имеет ли ваша компания оборудование для производства сахара, цвет которого соответствует стандартам ЕС?

- Центрифуги «первого продукта» - это как раз то оборудование, на котором происходит последний этап производства сахара и его «отбеливания». Поэтому мы и приобрели две таких установки в Германии, которые будут запущены в начале сезона.

Логистика сахарного экспорта

Какой объем сахара Александрийский завод экспортировал в прошлом сезоне, и сколько планирует экспортировать в этом сезоне? И в какие регионы и страны вы экспортируете свою продукцию?

- В прошлом году мы экспортировали 8000 тонн. На этот год планировали увеличить экспорт в 10 000 тонн. Почему именно планировали? Потому на рынке сейчас складывается диспропорция. На внутреннем рынке цена сложилась на уровне 14 500 гривен за тонну, экспортная цена - $ 460 за тонну, то есть 12 500 гривен. Разница довольно существенная, чтобы колебаться - работать на экспорт или внутренний рынок. Есть еще такой фактор, как погодные условия. Украина в этом году увеличила посевы сахарной свеклы, поэтому объем производства сахара будет больше. Поэтому наш экспорт будет напрямую зависеть от того, как сбалансируется рынок сахара этого года.

Раньше больше работали на экспорт в Среднюю Азию. Сейчас из-за геополитических причины должны были переключиться на Северную Африку и Европу. Рассматриваем возможность поставок в Малайзию и Индонезию. Сейчас согласовываем с этими странами требования по качеству. Но большей проблемой является логистика.

Теоретически, мы могли бы поставлять сахар в Иран. Ежегодно страна нуждается в 2 млн тонн продукта. С Ирана санкции формально сняли. Но на самом деле до сих пор нельзя провести банковской платеж из Украины в Иран и наоборот. Поэтому экспорт сахара в эту страну пока невозможен.

Имеет ли «УкрАгроКом» проблемы с компенсацией экспортного НДС при экспорте сахара или зерновых культур?

- Для нас вопрос компенсации экспортного НДС лежит несколько в другой плоскости. У нас есть возможность продавать свою продукцию за гривну, или же экспортировать за доллар. В первом случае объем налогового кредита в гривне, что, например получает Александрийский завод, недостаточен, чтобы полностью закрыть все налоговые обязательства. Во втором случае мы не получаем компенсацию НДС. Мы решили, что с точки зрения завода и страны интереснее недополучать доход в гривнах и не иметь компенсации НДС, но зато взамен получать валюту. С зерновыми так же.

Возникают ли у вас проблемы с подачей вагонов в экспортный сезон?

- Сахар перевозится упакованным в мешках в крытых вагонах или в контейнерах. Но и крытых вагонов или контейнеровозов в экспортный сезон также не хватает. Нам всегда предоставляют заявленный объем вагонов, крытых или зерновозов, просто с опозданием по графику. При поставке сахара за границу является следующий момент. Значительная часть нашего сахара экспортируется через Черное море на паромах, которые перевозят вагоны с продуктом. При этом ответственность за вагоны, по их целостность и их возвращения несет грузоотправитель, то есть мы. И это довольно сложно.

Одной из традиционных проблем взаимоотношений аграриев и «Укрзализныци» являются частые случаи краж грузов из вагонов. Случались случаи, когда ваши грузы воровали из вагонов УЗ?

- Четыре года назад у нас был случай, когда контейнеры с сахаром, направлявшихся в Казахстан, кто-то открыл на границе с Россией. Нам тогда самостоятельно пришлось улаживать ситуацию. Но больше подобных случаев не случалось.

Новости

Аналитика и интересное о сахаре